Суббота, 30 мая 2020 г.   

  
 
 
  
  

Как вступить в Российское
Монархическое
Движение?

(нажмите, чтобы узнать)

 

 

Газета Российского Монархического Движения

 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Rambler's Top100

 

 

eServer.ru :: Хостинг-оператор #1
 

RB2 Network Member

 

 

 

 
 
НОВОСТИ / 2005 / МАЙ / 24


25 мая 2005 в радиопрограмме Владимира Кара-Мурзы «Грани» тема идентификации останков Царской Семьи обсуждалась с участием Станислава Владимировича Думина, Александра Николаевича Закатова и князя Вадима Олеговича Лопухина. С разрешения участников передачи публикуем ее сокращенный вариант.

 

25 мая 2005 г.

 Владимир Кара-Мурза: Как вы относились в 1998 году к процедуре захоронения останков Императорской Семьи в Петропавловском соборе и были ли у вас сомнения в их подлинности?

Станислав Владимирович Думин герольдмейстер Российского Императорского Дома, ведущий научный сотрудник Государственного Исторического музея.:

К этой процедуре я относился с грустью. А что касается подлинности останков, этот вопрос в моем личном отношении и вопрос для Церкви, для общества – это два разных вопроса.  Я был бы очень рад верить, что это подлинные останки. Мне довелось один раз присутствовать на заседании Комиссии по идентификации екатеринбургских останков. Мы привыкли верить экспертам, и у меня нет оснований сомневаться в их квалификации. Экспертов было много и были высказаны противоречивые точки зрения. Русская Православная Церковь высказала свои вопросы, но на которые не получила ответа. Понимаете, такое событие как обретение людей, которых мы считали навсегда потерянными, должно было пройти по-другому. Не стоило так торопиться, не стоило гнать, как по старым советским привычкам, к определенной дате, чтобы непременно к годовщине смерти все завершить. А надо было прислушаться к мнению тех людей, которые выражали в значительной степени обоснованный скептицизм.

Почему появился этот скептицизм.

Во-первых, была каноническая версия гибели, уничтожения останков, сформулированная в следственном деле следователя Соколова. Соколов вел эту работу много лет, имел доступ к колоссальному материалу. И в течение 50-60 лет этим оперировали. Вдруг появляются какие-то другие версии. И люди задали вопрос: а почему же этого не увидел следователь Соколов? Ведь он был на том месте, где позже были обнаружены останки. Почему он их не нашел? Я присутствовал при обсуждении этих сюжетов с представителями, в том числе и зарубежной комиссии, которую представлял князь Алексей Щербатов приехавшим на это заседание. Потом мне в Брюсселе довелось быть на «круглом столе», где в присутствии представителей эмиграции обсуждали вопросы подлинности или не подлинности этих останков. Из этих бесед я узнал много деталей, которые, конечно, широко не обнародовались. Скептицизм вполне понятен. Другое дело, что скептицизм не всегда может быть был оправданным и обоснованным. Потому что отсутствие сведений у Соколова можно объяснить ситуацией, что красные войска подступали, не все ему докладывали, не каждый человек был с ним откровенен. Тем не менее, это несовпадение есть.

Владимир Кара-Мурза: Князь Вадим Олегович Лопухин Начальник департамента межрегиональных связей Канцелярии Главы Российского Императорского Дома напоминает о поспешности в работе комиссии по перезахоронению.

Вадим Лопухин: В те годы я был близок к работе этой комиссии, потому что я представлял интересы Российского Императорского Дома по этому вопросу. И неоднократно предупреждал комиссию, которую возглавлял тогда Борис Немцов, что останки Царской Семьи являются после прославления Их в лике святых уже святыми мощами. И поэтому для людей верующих, русской православной веры людей это в определенной мере символ. Потому что один из очень важнейших грехов – это поклонение лже-мощам.

 Владимир Кара-Мурза: Какое было отношение к решению государственной Комиссии у членов Российского Императорского Дома?

Станислав Думин: Члены Императорского дома относились к этому так же, как и Русская Православная Церковь. Тогда, в 1998 году, Церковь на пошла на поводу у тех представителей власти, которые хотели из этого, может быть с самыми добрыми побуждениями, устроить некое красочное шоу. Церковь заняла острожную позицию. Вопрос о подлинности останков людей, которые уже тогда почитались святыми Зарубежной Церковью - это вопрос не простой, это не просто опознание трупа. Это вопрос, имеющий огромное значение. Императорская Семья в данном случае была полностью солидарна с Церковью. Церковь, если вы помните, тогда не отрицая результатов экспертизы, не готова была признать окончательное решение о истинности останков. И в результате, церемония перезахоронения екатеринбургских останков вызвала грустное впечатление. Захоронение прошло практически без церковного благословения, молились непонятно за кого. А надо было не спешить и спокойно разобраться в тех вопросах, которые были заданы, в частности, со стороны Церкви. Поэтому Императорская Семья во главе с Государыней Великой Княгиней Марией Владимировной не присутствовала в Петербурге на этой церемонии, а присутствовала на том молебне, который был Патриархом отслужен в дни памяти в Троице-Сергиевой Лавре. Т.е нужно подчеркнуть, что членов Императорского Дома в Петропавловском соборе С-Петербурга не было, а присутствовали лишь отдаленные родственники Романовых, которых и Романовыми можно назвать условно. Это тоже один из вопросов, хотя и протокольных, но не менее важных.

 Когда планируется подобное событие, должны быть учтены все исторические вопросы. В том числе и кто есть легитимные правопреемники. Когда в начале 1990 годов произошло перезахоронение Прусского Короля Фридриха Второго, (слава Богу, там не было экспертизы, с его останками была полная ясность), там присутствовал Глава Прусского Королевского Дома Принц Луи-Фердинанд, присутствовали другие члены Королевского Дома. Потому что важное событие и для Династии. И в подобной ситуации в России, российскую императорскую Династию должны были представлять конечно же  полномочные лица, т.е члены Императорской Семьи во главе с Великой Княгиней Марией Владимировной, а не дальние родственники, которые к Императорскому Дому не имеют отношения.

Возвращаясь к вопросу о экспертизе. При окончательном решении не захотели спокойно отнестись к критическим голосам. Да такого и желания не было,  а было раздражение. Ну как же нам, ученым людям все ясно, а тут приходят какие-то скептики, хотят тоже потрогать эти косточки, один, другой, третий. А в результате, что мы сейчас получили – один за другим продолжают появляться критические голоса. При том, что надо отдать должное организаторам, они провели большую работу. Были сомнения по идентификации останков Николая Второго, была проведена экспертиза, вскрытие могилы брата Николая Второго Великого Князя Георгия Александровича, и данные, насколько можно доверять экспертизам, совпали. Сейчас опять всплыла другая нестыковка. В Японии была проведена экспертиза платка с кровью Николая Второго. Николай Второй во время путешествия, еще в бытность Наследником престола получил ранение во время посещения японского храма. Кто-то из присутствующих дал ему платок, который сохранил следы его крови. Когда была проведена экспертиза этого платка, то анализ не совпал с данными екатеринбургских останков. Правда, комиссия объясняла это тем, что слишком маленький кусочек, что за это время возникли всякие другие наслоения. Но это тоже одна из проблем. Она есть.

Владимир Кара-Мурза: Станислав Владимирович, как изменилась ситуация за прошедшие семь лет?

Станислав Думин: Ситуация может быть не стоит столь остро. Действительно, есть это захоронение, многие его считают символическим. С другой стороны, с 1998 года произошло важное событие в 2000 году – это канонизация. И сейчас, мне кажется, что Семья Николая Второго стала некоей частью нашего национального сознания. Сейчас прославленный Император и члены Его Семьи, вознесенные на алтарь присутствуют в этом молитвенном сознании народа. Это важно.

Второй вопрос о том, где же их останки? В конце концов, необходимо провести еще раз экспертизу. Также должны быть соблюдены и  определенные следственные действия. То есть проба взята определенным образом, определенным образом запротоколирована и определенным образом анализируются. Например, некоторые критики говорят, что в лаборатории, если параллельно проводилась экспертиза двух проб, результаты могли быть смешены, т.е  все должно быть проведено спокойно и без спешки, чтобы потом не было повода говорить, что подложили одну подлинную косточку и так далее.

Владимир Кара-Мурза: Где сейчас находятся члены Российского Императорского Дома?

Станислав Думин: Великая Княгиня Мария Владимировна, Глава Императорского Дома, живет в Мадриде, там же живет и Ее Августейшая мать-Великая Княгиня Леонида Георгиевна, которой недавно исполнилось 90 лет. А Наследник Цесаревич Великий Князь Георгий Михайлович работает сейчас в Европейской комиссии. До недавнего времени в Брюсселе, а сейчас в комиссии по атомной энергии в Люксембурге.

 Владимир Кара-Мурза: Какие храмы они посещают?

Станислав Думин: Со времен визита Великого Князя Владимира Кирилловича в 1991 году в С-Петербург и его встречи с Патриархом Алексием, члены Императорской Семьи принадлежат к Московской Патриархии. Зарубежная Церковь тогда в 1991 г. очень негативно отнеслась к этой встрече. Патриарх Алексий, обращаясь к Великому Князю, сделал тогда шаг в сторону Зарубежной Церкви и Великий Князь ему ответил. Но тогдашние архиереи Зарубежной Церкви на это отреагировали очень плохо. С того момента члены Императорского Дома посещают храмы Русской Православной Церкви Московской Патриархии. В частности, недавно был открыт храм в Мадриде, в котором по указу Патриарх Московского и Всея Руси Алексия II состоялась церемония вручения Ордена Равноапостольной Княгини Святой Ольги Великой Княгине Леониде Георгиевне по случаю Ее 90-летнего юбилея.

Что же касается вопроса канонизации Николая Второго и Его Семьи, то между Зарубежной Церковью и Московской Патриархией нет никаких разногласий, хотя есть некоторые разночтения. Все-таки Зарубежная Церковь канонизировала не только членов Семьи Николая Второго, но и слуг, которые пока у нас не прославлены. Есть и другие члены Императорской Семьи, которые канонизированы Зарубежной Церковью, но еще не прославлены в России. Но я думаю, это вопрос, который решится при восстановлении молитвенного общения. Но в отношении останков, покоящихся в Петропавловском соборе, обе ветви Православной Церкви занимают одинаковую позицию.

 Владимир Кара-Мурза: А как остальные европейские Монаршие Дома относились к проблеме расстрела Царской Семьи и то, что до сих пор не реабилитировали Романовых?

Станислав Думин: Как они относились – понятно. В большинстве европейских стран, когда были установлены правительственные отношения с СССР, должны были принимать послов, хотя бывали всякие казусы. Но, тем не менее, известный факт, что представители Британского Королевского Дома уклонялись от визитов в Россию, в частности, и на этой почве. Но Монарх - это человек, который выполняет свой долг, независимо от того, любит он что-то или не любит. Есть политика государства. Конечно, чувство сочувствия, чувство боли было, это была трагедия для всех.

 Владимир Кара-Мурза: Представители каких европейских Династий были казнены в Екатеринбурге, если учесть происхождение Императрицы Александры Федоровны и Государя Николая II?

Станислав Думин: Все они были казнены как Романовы. На самом деле большинство династий были так или иначе в родстве - это единый клуб. Надо сказать, что большевики не тронули двух-трех Принцесс, принадлежавших к другим Королевским Домам. Иоанн Константинович был убит в Алопаевске, а его жена, Королевна Сербская была с детьми отпущена, хотя ей тоже пришлось сидеть в тюрьме, но все-таки сербы смогли ее спасти. Она была сестра царствующего Короля, и большевики решили, что лучше не осложнять отношения с государством, с которым надо будет как-то поддерживать отношения. Точно так же отпустили        одну из греческих Принцесс. Были    такие случаи.

Владимир Кара-Мурза: Как сейчас представители Императорского Дома оценивают освещение истории монархии в России в современной историографии, в современной политике?

Станислав Думин: Освещение монархии в современной историографии трудно уследить, поскольку в отличие от советского времени, когда была одна точка зрения, теперь их много, в том числе и самых фантастических. Во всяком случае, мне кажется, что всем нам, и Императорской Семье в том числе, радостно, что появились объективные труды. В частности, объективный взгляд на царствование Императора Александра III, которого представляли раньше как самодура и пьяницу, а в результате последних публикаций Он предстает как один из самых крупных политических деятелей России XIX века. Николай II предстает, как борец за мир. Ведь гаагские идеи, конференция о разоружении. Это ведь Его идеи. Также как и Его достижением является экономический взлет, который переживала Россия в Его царствование. То есть все-таки происходит верное осмысление нашей истории. С другой стороны, в судьбе Императорского Дома все еще есть много вещей недосказанных. Главное с точки зрения всех нас то, что хотя и произошла историческая реабилитация Царской Семьи, но истинной  реабилитации не произошло. В России не произошло формального осуждения того, что случилось после 1917 года. Вопрос реабилитации – это вопрос не чисто формально-юридический, это вопрос некоей полной справедливости. И когда я говорю о реабилитации Царской Семьи, то  я подразумеваю не только реабилитацию Николая II, но должна быть реабилитация всего Дома Романовых. Членам Императорской Семьи должна быть дана сегодня возможность вернуться в Россию и       занять достойное положение в  нашем   обществе.

Пресс-служба РМД

 
     

хостинг: eServer.ru